1

Back to the Sixties: Pornographic Projector

4 месяца слушаю на работе музыку 60-х, составился небольшой хит-парад.

6-е место
Tomorrows Keepsake — Eat your hot dog boy
Canada, 1969



5-е место
Godfrey — Let's Take A Trip
US, 1965



4-е место
Love Sculpture — In the land of the few
Wales, 1969



3-е место
The Collectors — Looking at a Baby
Canada, 1967


2-е место
The Troll — Professor Pott's Pornographic Projector
US, 1968


1-е место
The Zipps — Kicks And Chicks
Netherlands, 1966




У avva как-то недавно читал о правдоподобности существования многочисленных литературных попаданцев в прошлое, зарабатывающих продажей современных им мелодий. Он считает это маловероятным, поскольку музыка эпохи каким-то образом созвучна людям, живущим в ней, и если мы банально возьмем хит 2000-х и сыграем его в 1950-х, то он там просто никому не понравится (но неверно обратное). Склонен согласиться. Попробовал мысленно представить, что я поставлю слушателям 60-х после этих 6-ти треков какой-нибудь транс или техно (при том, что я сам большой поклонник самой разной электронной музыки)...
1

Возможна ли перековка унылых новых жоп в задорные старые?

О последовательной деградации качественных и количественных характеристик присвоения территории в мемах типологии «мирнаш».

Крымнаш  — это не только любопытный империалистический мем эпохи «крымской весны» 2014 года, но и почти предельное вырождение революционного мема «мирнаш», возникшего после 1917 года. Крымнаш символизирует завершение перехода от семантики «вселенской» до «земной-локально-географической».

В 1920 году присвоение территории по типу «мирнаш» означало не только добровольно-принудительный захват власти, но и онтологическую переделку мира (не страны, не планеты, а всей вселенной) по новым революционным лекалам — от экономики и социальных отношений до законов природы.

«Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» (К. Маркс. Тезисы о Фейербахе. Маркс К. и  Энгельс Ф. Соч. в 50 тт., т. 3,  М. 1955, с. 4).

Вот оно — рождение мема — плакат 1920(?) года неизвестного художника, жизнеутверждающе заявляющий о грядущем покорении и переделке вселенной:





Затем все эти идеи грустно сдулись в построение социализма в отдельно взятой стране. А если и мечталось, то о распространении социализма... до всей планеты Земля. Вот так мирнаш от вселенной обернулся одной маленькой планетой у карапуза между ног (плакат художника Я. Завьялова, 1935):





А крымнаш — падение до кусочка Земли, и даже без всякого онтологического переустройства, просто присоединение к отдельно взятому государству под названием Российская Федерация. Вроде ничего плохого, с одной стороны, но как же скучно-то и уныло по сравнению с первоначальным задором.
1

Производитель фейерверков запускает зонд на Луну

В прошлом году совсем забыл посмотреть участников и призеров конкурса the GIFs -Award of GIF creator - 2020. Заглянул сегодня и какое-то сплошное разочарование. Гран-при ожидаемо дали какой-то ковидно-масочной хуете, но и все остальные призеры не впечатлили, ну, разве что shadow dog.

А работ между тем много было. Все пока отсмотреть не успел. Традиционно порадовал 瀬川三十七 (Segawa 37) со своими анимированнными укиё-э, но его, видимо, уже устали награждать. Но ведь кроме него некого было:



(За основу здесь взят «Мост Маннэн в Фукугаве» из серии «Тридцать шесть видов Фудзи» Кацусики Хокусая)

Да, это не «Снежное утро на реке Коисикава: сбитый МиГ-29 вызывает Большую волну в Канагаве», но на голову выше остальных участников.


P. S. Отмечу еще ishikawa, за добросовестно и с любовью выполненную работу в жанре «анимированный камин» (движок lj по неизвестным причинам не может воспроизвести данный gif).
1

Стшаска, Гиви и Бутч


В 1990-е я читал много книг по психологии, преимущественно неофрейдистов и аналитических психологов.

В одной из них цитировался рассказ Бруно Беттельхайма о взаимозакапывании одного поляка и двух евреев в нацистском концлагере.

Полный текст из книги Беттельхайма «Просвещенное сердце» (1960):
«31. Вот одна история из лагерной жизни на тему о «последней черте». Однажды эсэсовец, надзиравший за командой заключенных-евреев, обратил внимание на двоих, которые, по его мнению, «сачковали». Он приказал им лечь в канаву, вызвал заключенного из работавшей неподалеку команды поляков и приказал ему закопать провинившихся живьем. Стшаска (так звали поляка), окаменев от ужаса, отказался подчиниться. Эсэсовец принялся его избивать, но Стшаска упорно отказывался. Тогда в бешенстве эсэсовец приказал им поменяться местами. Теперь те двое получили приказ закопать поляка. В смертельном страхе, надеясь избежать своей участи, они стали бросать землю на своего товарища. Когда голова Стшаски уже была еле видна, эсэсовец приказал им остановиться и выкопать его обратно. Евреям снова было приказано лечь в канаву, и на этот раз Стшаска подчинился, — возможно, из-за того, что они согласились его закопать, а, может быть, надеясь, что их тоже пощадят в последнюю минуту».

В книге неофрейдиста (возможно это был Фромм, не помню точно) данной историей иллюстрировались какие-то положения о психологических приемах разрушения личности человека, о том, что у поляка была взломана последняя граница его «я», уничтожены последние ценности, что эсэсовец превратил его в живой труп не убивая и т. д. Меня же больше заинтересовали другие аспекты. В частности, рассказ — как иллюстрация к дилемме заключенного, о том, что при открытом поочередном решении, 2-й заключенный, действующий рационально, никогда не проигрывает, а его единственно правильное решение, максимизирующее выигрыш, — предать.

Поляк, выбиравший первым, принял добродетельное и высоконравственное решение не предавать. Евреи, принимающие решение вторыми, естественно, предают.

Если бы на этом бы все закончилось, то поляк бы проиграл жизнь, а евреи выиграли. Но эсэсовец предлагает повторить выбор, а в повторяющейся дилемме заключенного игрок может наказать своего оппонента (в целом, в повторяющейся дилемме выгоднее сотрудничать, а не предавать именно под угрозой возможной эскалации обоюдных наказаний).

Теперь, зная о предательстве противной стороны, поляку ничего не остается как самому предать, это также единственный рационально обоснованный выбор.

Но самое интересное здесь — не ходульные образы поляка с евреями, шаблонно действующих в соответствии с игровой матрицей, а действия эсэсовца, который совершенно «волшебным» образом демонстрирует поляку будущее, чтобы затем возвратить его обратно во времени к ситуации выбора.

Аналогичный случай был в городе Кутаиси, где молодой джигит обменял пистолет на наручные часы.

Отец (О) спрашивает сына (С).
О: Гиви, где тот пистолет, который я подарил тебе на день рождения?
С: Отец, я продал пистолет, а на вырученные деньги купил себе золотые часы.
О: А когда к тебе домой придут бандиты, выебут и убьют твою жену, выебут и убьют твою дочь, что ты сделаешь, Гиви? Скажешь им «полшестого», да?

Первоначально Гиви предположил, что пистолет ему в жизни не пригодится, в отличие от часов. Но если бы он достоверно знал о приходе бандитов, то наверняка предпочел бы сохранить подарок отца.

Представьте, что перед вами внезапно появляется неизвестный, вручает взведенный револьвер, а затем внезапно больно бьет по еблу и исчезает. А через секунду возникает другой неизвестный, который уже занес над вашей головой гаечный ключ*. Вот тот эсэсовец из концлагеря и был первым неизвестным. Он появляется перед несчастным Стшаски и говорит: «Ты предпочел часы пистолету и видишь, к чему это привело. Твои дочь и жена уже мертвы, а тебе осталось жить несколько минут. Хочешь, я обменяю твои часы обратно на пистолет?»
___________
* Данный сюжет подробно рассматривается в рассказе Генри Каттнера See You Later (1949).

Помните золотые часы отца Бутча, которые тот прятал 5 лет в своей заднице во вьетнамском плену? Как вы думаете, он хотя бы секунду колебался, если бы ему предложили достать из своей задницы пистолет вместо часов?

В реальной жизни мы не можем ожидать, что перед каждым сложным выбором перед нами появится эсэсовец добрая фея и прокрутит временные линии последствий. Отсюда мораль:
1) пистолет ВСЕГДА лучше часов, даже Бутч, которому отец подарил золотые часы, в эпизоде с часами выжил только потому, что прихватил оставленный гангстером пистолет и жестоко замочил наемного убийцу в сортире;
2) на всякий случай спилите мушку у пистолета.


И в качестве бонуса комикс про добрых фей, бьющих девушку по еблу, дающих девушке пистолет, и отправляющих ее обратно в прошлое, в ситуацию, в которой ранее — без пистолета — ее убили. Комикс называется Time Out, его автор — художник Val Mayerik, который ныне известен только по рисованным приключениям людей в трусах поверх трико. Комикс был опубликован в апрельском выпуске журнала Heavy Metal за 1979 год.














1

Don't Take Me To Your Leader


Оказывается, к 1957 году мем Take Me to Your Leader был уже настоялько избит, что на него исполнялись песни-пародии.

Buddy Clinton — Take Me To Your Ladder (I'll See Your Leader Later)
Canada, 1957



I have heard that there are women twenty feet tall living on the moon
Then I'll take my spaceship and land it
On the moon someday this is what I’ll say
Hey big girl, take me to your ladder I’ll see your leader later 'cos
Nothing on the moon could be
Greater than a woman who’s twenty feet tall
With beautiful arms as big as trees.
The top of my head is below your knees
So take me to your ladder I’ll see your leader later
I have heard that there are men who
Are three feet tall living on the moon
When I take my spaceship and land on
The moon someday this is what I’ll say
Hey shorty, take me to your ladder I’ll see your leader later
'Cos nothing on the moon could be
Greater than a woman who’s twenty feet tall
With beautiful lips like a red, red rose.
While I’m kissing your shins when I'm on my toes
So take me to your ladder I’ll see your leader later
Take me to your ladder, take me to your ladder...
1

В стране босых и рептилоид в черном ботинке — король


В майском выпуске журнала Heavy Metal за 1979 год был опубликован околоархитектурный комикс "A Proposed Architect" («Предлагаемый архитектор»), его автор — американский художник Ben Katchor (1951 г.р.).

Краткое содержание комикса:
1) существует некий клуб птицеобразных рептилоидов в греко-римских театральных масках, занятый изучением итальянской архитектуры 17 века и коллекционированием причудливой обуви;
2) клуб рептилоидов размещается в небольшом здании, напоминающем склеп, смущают только окна на втором этаже и панорамное остекление на верхнем этаже;
3) главная задача клуба рептилоидов — привлечь нового члена клуба, которого они высматривают в близлежащем уличном кафе; знаком должен послужить заказ тем пирожного или чашки кофе;
4) рептилоиды выбрали в качестве кандидата бородатого мужчину в цилиндре и прекрасно завязанных ботинках, который сидит в кафе целый день, составляя список чего-то невидимого рептилоидам (мы же видим, что это список покупок: «дюжина носовых платков, 4 пары чулок, пинта вазелинового масла...» и др.);
5) бородатый мужчина очень напоминает на лицо Антонио Гауди, но видимо не он, поскольку на очередном рисунке нам предлагается сцена постапокалипсиса, подписанная как: «если бы существование города на минуту зависело от знания им архитектуры»;
6) в конечном счете бородач, похожий на Гауди, уходит из кафе в какой-то ресторан, где поедает цыпленка [асинхронное усиление бессознательного разрыва потенциального контакта с рептилоидами?];
7) рептилоиды в полном расстройстве чувств, один из них сигает с верхнего этажа на землю;
8) на заключительном рисунке двое бродяг с мешками тычут палкой в останки упавшего рептилоида и перечисляют, что от того осталось: «греко-римская маска, кусок тиковой фанеры, железные когти и черные перья».

Есть стойкое ощущение, что художником в комикс был заложен какой-то смысл, который от меня полностью ускользает.










Версия одна, конечно, есть. Рептилоиды, как это у них принято, планируют извести человечество посредством тайных интриг. Они злоумышляют назначить на пост главного архитектора некомпетентного любителя. Все постройки начнут стремительно разваливаться, цивилизация падёт, люди в заботах о хлебе насущном быстро забудут про обувь, а в стране босых и рептилоид в ботинке — король.
1

Мир — ребенок, мир — устрица, мир — геена огненная

В мае сдаунгрейдил свою рабочую аудиотеку до 1960-х. Почему, почему я не сделал этого раньше?


The Collectors (Канада)
Looking at a Baby (1967)

Look at a baby, what do you see,
what do you see looking at a baby?
I can see the world the way that I would like the world to be.
Innocent and pure and clean just like a newborn baby.

Look at a lady, what do you see,
what do you see looking at a lady?
I can see the girl the way that I would like the girl to be.
Warm and tender, faithful, true, just like a well born lady.

Look at a ruby, what do you see,
what do you see looking at a ruby?
I can see the world the way that I expect the world to be.
Fiery furnace, crimson hot, just like a blood red ruby.

Look at a baby, what do you see,
what do you see looking at a baby?


Посмотри на ребенка, что ты видишь,
что ты видишь, глядя на ребенка?
Я вижу мир таким, каким бы хотел его видеть.
Невинный, безупречный и чистый, как новорожденный ребенок.

Посмотри на леди, что ты видишь,
что ты видишь, глядя на леди?
Я вижу девушку такой, какой бы хотел ее видеть.
Теплая и нежная, верная, искренняя, какой должна быть прирожденная леди.

Посмотри на рубин, что ты видишь,
что ты видишь, глядя на рубин?
Я вижу мир таким, каким бы хотел его видеть.
Пещь огненная, малиново-жаркая, как кроваво-красный рубин.

Посмотри на ребенка, что ты видишь,
что ты видишь, глядя на ребенка?
1

Новая американская готика



Андреа Коуч (Andrea Kowch) — современная американская художница, работающая в стиле магического реализма. В ее картинах сочетаются таинственные сюжеты, мрачные деревенские пейзажи и характерные запоминающиеся образы сельскохозяйственных тружениц штата Мичиган.

Работы Коуч переносят наблюдателя в суровое готичное пространство, пронизанное мистическим символизмом взаимодействия людей с животным и растительным миром сельского Верхнего Среднего Запада США.

Повторяющиеся темы доиндустриальных узоров, вырожденной агрокультуры, мрачных предчувствий и поджогов создают уникальный нарратив деревенского зла.

Каждая картина Андреа Коуч — магическое окно в мир бесконечного потустороннего гиперреального повествования о зловещей сельскохозяйственной тьме, населенной рыжими клонированными клоунами ведьмами.

Как и в картинах Гранта Вуда, условного родоначальника жанра американской готики, сцены, изображенные Коуч, не то, чем они кажутся: под их поверхностью скрываются фольклорные сюжеты и персонажи готического биопанка. Вот ведьма, перевоплощающаяся в стог сена, а тут — она же отдыхает от трудов неправедных по сожжению повозки, а здесь — человек, обращенный в козла, пытается принять участие в чаепитии на траве. На одной из картин ведьма, вырвавшаяся из заброшенного викторианского дома (на ее руках — обрывки веревок), сжигает посевы.

Даже когда персонажи Коуч находятся в интерьере, демонический аграрный мир движется вслед за ними. Как, например, на картинах, где ведьмы собираются вокруг стола для трапезы, ветер дует через широко открытые окна, а пищу поедают вороны, петухи, свиньи, крысы, насекомые.


Обратите внимание на волосы ведьмы, форма которых совпадает с пламенем. «Это я, я жгу», — безмолвно кричит нам ведьма


Приготовление знаменитого «ведьмина пирога/торта»


Посмотрим, что там уродилось у нас на мичиганщине. Картофель с морковью так себе, кстати, получились.
А не надо пускать красного петуха на поля через день



Местные ведьмы не чураются и собирательства


В этом году на полях Мичигана особенно уродились махаоны


«Я человек простой, вижу сено — жгу сено»


Счастье тебе, за тобой под старость земля остаётся —
Да и довольно с тебя, хоть пастбища все окружает
Камень нагой да камыш, растущий на иле болотном.
Не повлияет здесь корм непривычный на маток тяжёлых,
И заразить не сможет скота соседское стадо.


Геральт из Ривии: «Не ждали?»


Готичное фото Андреа Коуч на лугах Мичигана
1

Когда я был маленьким: Ленин — помидор (часть 2)

начало

Когда я вырос, то вспомнил ленинский принцип и решил применить его на практике.

1) Для начала составляем одноуровневый GTD-список текущих дел. Обычно их у меня набирается в районе дюжины. Записываем дела на листочек или в txt-файл, нумеруем их п/п (любопытно, что несколько лет мне было удобнее пользоваться электронным txt-списком, лежащим в dropbox, затем я долго предпочитал бумагу и карандаш, а сейчас пользуюсь notion).

2) Теперь нам нужен инструмент выбора дела для текущей работы. С этим прекрасно справляется любой генератор псевдослучайных чисел (опять же электронный или аналоговый, в виде, например, d20). RNG здесь — это дополнительный игровой элемент, помогающий поддерживать атмосферу рекреации: случай определяет сменяемые направления деятельности, нам не требуется усилий, чтобы решить, что делать в каждый отдельно взятый момент времени (внимание! данные рекомендации не следует использовать при деятельности в режиме дедлайна).

3) И, наконец, нам осталось определить оптимальный тайминг. Можно не выдумывать велосипед и воспользоваться pomodoro: 25 минут работы и 5 минут отдыха. Но поскольку мы и так отдыхаем, меняя каждые 25 минут вид деятельности, то 5 минуть отдыха можно пропустить, но можно и оставить, — пасьянс разложить, покурить или физически размяться.



Для отсчета времени критически важно пользоваться таймером. Лучше получается концентрироваться, когда не нужно думать о времени, поскольку через 25 минут автоматически прозвучит сигнал и можно будет переключиться на другой вид деятельности. Для этого лучше взять с кухни стандартный механический pomodoro-таймер или установить pomodoro-приложение на десктопе. Из приложений мне больше всего нравится pydoro (python + pomodoro) (https://github.com/JaDogg/pydoro).

1

Когда я был маленьким: Ленин — помидор (часть 1)


Когда я был маленьким, кто-то из взрослых рассказал мне о принципе «отдых — это смена вида деятельности». Его придумал Ленин, живя в шалаше. Он чередовал чтение «Капитала» с физкультурой и написанием книги «Государство и революция: один шаг вперед для пролетария — два шага назад для человечества». Книга была о том, что как бы быстро пролетарий не делал революцию и не шагал в светлое будущее, отсталое человечество погружается во мрак невежества и контрреволюции в два раза быстрее. В конечном итоге пролетарий должен был преодолеть притяжение Земли и улететь далеко в космос, а государство, как инструмент эксплуатации человека человеком, оставалось далеко позади, проваливаясь сначала в тартарары, а затем коллапсируя в сингулярность.

Ленин предлагал всем посетителям шалаша эксперимент: он и гость вставали лицом ко входу в шалаш, затем Ленин делал шаг вперед, а гость — два шага назад. Через минуту Ленин уже сидел в шалаше и читал «Капитал», отдыхая от физкультуры, а гость падал в Разлив.

Мне очень понравилась идея вечного отдыха с видимостью (для окружающих) напряженной и разнообразной деятельности.

Когда я вырос, то вспомнил ленинский принцип и решил применить его на практике.

Продолжение следует...


Архитектор Гегелло. Проект памятника Шалашу, 1927 год.
Динамическое противостояние летающего пролетария и сингулярного государства